Спасти рядового природы



С Красиковыми, Сергеем Сергеевичем и его отцом, легендарным госинспектором Сергеем Гурьяновичем, я познакомился осенью 2013 года во время своей трансроссийской экспедиции по заповедникам нашей страны. Они - костяк охраны Алтачейского федерального заказника,
который находится под управлением ФГБУ "Байкальский государственный заповедник". Этот заказник известен отлично налаженной охраной и самой высокой в Восточной Сибири численностью диких животных.
Collapse )

Немецкие врачи- г-же Меркель: положите конец ковидной "Машине страха".


Dear Chancellor Dr. Merkel,
Мы, врачи из всех областей здравоохранения, десятилетиями обслуживаем людей в клиниках. За это время мы стали свидетелями многих сезонных инфекций в Германии, большинство из которых протекали с гораздо более тяжелыми условиями и значительно большим числом смертей, чем с января 2020 года от инфекционного заболевания COVID.Collapse )

Собака и сон



Сначала мудрость:
Собака – это не только друг человека, но и мохнатая жопа с ушами.

Моя собака искренне уверена, что кроме пищи, крова и почесулек мы должны предоставить ей койко-место в нашей кровати. Желательно посередине, чтобы в бока не дуло. Желательно на подушке, чтобы уши не помялись. Ума не приложу, в какой собачьей конституции она это вычитала.
Collapse )

Не нравится - уезжаем

С огромным удовольствием посмотрела интервью Цискаридзе у Быкова, я вообще не очень по опере и балету, если это только это не Лебединое озеро образца 10 ноября 82-го года, о котором у меня с детства самые лучшие воспоминания, но это совершенно не мешает мне ценить работу исполнителей и хореографов, умом.

И вот когда Быков Цискаридзе спрашивает: далеко ли зашло растление современной России, какие реабилитационные мероприятия могут понадобиться, вы же понимаете, что режим, в котором мы живем, акцентирует худшее в человеке, актуализирует его?  а тот отвечает я вас много слушаю, и со многими вещами согласен а с некоторыми категорически не согласен. Это не сегодняшний день. Это трагедия территории. На ней все циклично. Только поменяйте имена: что 18 век, что 19, что 20.  Дело в фабуле. В этой стране так принято. Приходят новые, забирают все у старых и жируют. Быков: и не нравится – уезжаем. Цискаридзе: да.

(no subject)

Солнце было большим и горячим. Оно рассыпалось едва различимой крупкой по свинцовой чешуе Невы, искрилось золотом. Ловило своё отражение в куполах Исаакия и мело длинным подолом по Сенной. Словно крышку расписной шкатулки приподнимало кровлю Спаса на Крови, и, не дыша, заглядывало внутрь. «Сюда, сюда», — звало, загораясь пером жар-птицы в сырых дворах-колодцах и за перилами горбатых мостов.

Этот город нужно наблюдать из окон и в окна. Времени в нём не существует. Лишь тут и там оно застряло невидимыми порталами в деревянных, много раз крашенных масляной краской, створках. Потянул на себя за ржавую щеколду — и очутился в другой эпохе. Обернулся — но в привычное своё настоящее не вернулся. Так и остался на продуваемой северными ветрами набережной, в зябком свете речных фонарей.
Collapse )
    Arthénice
    • _niece

    В Новых Известиях о пенсионном неравенстве

    Новые Известия публикуют подробный материал о пенсионном неравенстве и покойной старости высших должностных лиц, с моим комментарием, чья ценность преимущественно в том, что я его наговорила, сидя в лодке посреди реки. Окрестные стрекозы очень удивлялись. Кажется, моё сравнение с податным сословием корреспондент понял с точностию до наоборот (податное - то, которое платит подати, а не освобождено от них), но в самих цитатах всё верно. В тексте обратите внимание на разъяснения Евгений Гонтмахер, одного из архитекторов первоначальной версии нашей пенсионной системы. Также любопытные данные о том, сколько кому лет (как наши годы-то летят!) и каков средний возраст в разных органах власти.

    "Политолог Екатерина Шульман обращает внимание на то, что помимо высших должностных лиц в России есть куда более многочисленная группа людей, социальное и пенсионное обеспечение которых сильно отличается от соцгарантий остальных граждан.

    Неравенство в нашей системе пенсионного обеспечения действительно чрезвычайно велико, но оно не сводится к тому, что высшие должностные лица получают пенсию больше, чем все остальные. Нельзя сказать, что, если раскулачить их всех, то остальным пенсионерам сразу же станет хорошо. С точки зрения баланса Пенсионного фонда, они погоды не делают, отмечает она.

    «Во время пенсионной реформы прошлого года у нас вылезла наружу проблема более существенная. Есть довольно многочисленная категория граждан, на которую повышение пенсионного возраста не распространилось. Они выходят на пенсию гораздо раньше остальных, им засчитывается в стаж служба в армии, время учебы, а если ты еще и работал на территориях, приравненных к северным (а это, например, Красноярский край), или какой-то другой географический бонус – то свободен уже в 35, как балерина. У них и размер пенсий гораздо выше, чем у остальных граждан. Они обслуживаются в системе богатой ведомственной медицины – существующей совершенно параллельно с системой страховой медицины (как обязательного, так и добровольного медицинского страхования). Обслуживаются в ней бесплатно, в том числе после выхода на пенсию. И это не высшие чиновники, которых сотни на всю страну, это сотрудники правоохранительных органов, прокуратуры, следственного комитета, судов и спецслужб, и их уже миллионы... Получать большие пенсии они могут при нынешней средней ожидаемой продолжительности жизни 40 лет – больше, чем работали. Это реальный сценарий, который касается миллионов наших сограждан, а не нескольких сотен депутатов, сенаторов, президента и премьера. Это сословное неравенство, которое закреплено в законе», - говорит Екатерина Шульман.

    Она сравнивает названную группу граждан в современной России с податным сословием XV - первой половины XIX веков.

    «Люди, приписанные к определенным ведомствам, живут и обеспечиваются по одним правилам и стандартам, а все остальные, получающие трудовую или социальную пенсию, – по другим. Это действительно большая несправедливость, которая воспринимается как нечто естественное, потому что привычна людям еще с советских времен. Но советских времен уже нет, и все живут в довольно жестоком монополистическом капитализме, а некоторые люди продолжают жить в мире, где есть бесплатная медицина, служебное жилье, которое легко становится частной собственностью, где досрочно выходят на пенсию, получают многочисленные льготы. Всё это очень напоминает феодальную систему, в котором есть податное сословие – те, что платят налоги, а есть те, кто налогов не платит, а только пользуется благами за счет других», - рассуждает Екатерина Шульман".

    Ага

    "Первый раз я посмотрел фильм "Кин-дза-дза" лет в 10 и ничего не понял.
    Второй раз - лет в 15 и погыгыкал над всеми этими "ку", "кю", "ыа-ыа".
    Третий раз - в 23 года и удивился насколько острая социальная сатира в этом фильме.
    Сейчас мне 42 и я в нем живу."

    О цифрах, не дотягивающих до пандемии.

    О вирусе, заставившем паниковать весь мир, о цифрах, недотягивающих до пандемии, об опасности «железных легких» и о том, что изоляция здоровых не дает позитивного эффекта, главный редактор «МН» Николай Кружилин беседует с советским и российским эпидемиологом и паразитологом, академиком РАН и РАМН, профессором, доктором медицинских наук Владимиром СЕРГИЕВЫМ.

    Collapse )
    El Murid

    Шведская модель

    На днях главный эпидемиолог Швеции дал короткое интервью, которое было интерпретировано, как признание Швецией ошибочности выбранной стратегии борьбы с эпидемией, которая по сути, повторила стандартные протоколы и процедуры при эпидемии обычного ОРВИ.

    Андерс Тегнелл, действительно, сказал о том, что меры, предпринятые властями, были недостаточно эффективными, однако вполне определенно сообщил о том, что сама стратегия была верной, но в свете сегодняшних знаний о природе вируса, ряд мероприятий нужно было проводить иначе - в частности, особое внимание уделить пожилым людям.

    Collapse )